Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Англосаксонское превосходство


Детерминизм как доктрина общей причинности, взаимосвязи и обусловленности различных явлений и процессов во Вселенной признается многими мыслителями и используется в исследованиях, по крайней мере, со времен Ньютона и Вико:


… … традиционный взгляд на физику, идущий от великого Ньютона, неразрывно связан с детерминистскими представлениями, согласно которым точное знание состояния всей вселенной или любой ее замкнутой части в какой-либо один момент времени уже содержит в себе точное знание всей ее последующей истории (Винер Н. 2001, 26).


Исторические процессы значительно сложнее физических, поскольку в них участвует человек, обладающий свободой воли, но принцип детерминизма в них должен присутсвовать. Наблюдения в обыденной жизни убеждают, что будущие события в определенной мере детерминированы прошлым. Полученные в детстве знания влияют на дальнейший жизненный путь человека; капиталы, накопленные родителями, дают лучшие стартовые возможности их детям; сформировананый в прошлом язык влияет на ментальность отдельного народа в настоящем времени; практический опыт в определенных сферах человеческой деятельности облегчает усвоение и реализацию новых достижений науки и техникикредит, взятый в банке, определяет поведение человека на многие годы вперед. История человечческого общества, состоящая из множества подобных событий не может не быть детерминированной. Исходя из таких общих расуждений, попытаемся дать оценку суждению об историческом превосхожстве анлосаксом, которое оформилось после многолетних исследований этногенетических процессов, имевших место на территории Евразии

В результате этих исследований стало очевидным, что по сравнению с другими народами, имевшими в течение небольшого периода истории определенные успехи, но со временем отошедшие на задний план, англосаксы с небольшими перерывами оставались на передовых позициях на протяжении почти трех тысячелетий. Проследим конспективно этапы этого большого пути, большая часть которого остается неведомой для широкий публики. Огромную помощь в восстановлении истории анлосаксов древнейших времен оказывает осталенная ими топонимия по всей Евразии. На этом пространстве было обнаружено более 1500 топонимов, поддающихся расшифровке при помощи древнеанглийского или древне саксонского языков. Все они наносятся на карту в системе Google My Maps

Прародина англосаксов, определенная с помощью графоаналитического метода была расположена в этноформирующем ареале ограниченном реками Припять, Тетерев и Случь, то есть там же, где и прародина италиков и их генетический субстрат несомненно в какой то мере передался англосаксам. Эта территория расположена севернее поселений скифов. Сохранившееся с тех пор название города Житомир можно объяснить как "защитная граница" (от скифов) на основе др.-анг. scyttan "закрывать" и meræ "граница". Топонимия, антропонимия и мифология свидетельствуют, что скифы были булгарами, предками современных чувашей. Хотя англосаксы значительно уступали булгарам по численности, они оставили выразительный след в скифской истории. Само греческое название скифов Σκυθαι происходит от др.-англ. scytta "стрелок". Скифы считались лучшими стрелками из лука и в древнегреческом языке этноним "скиф" считался синонимом стрелка. Также и некоторые реалии скифского времени расшифровываются при помощи древнеанглийского языка, например:

ακινακεσ (акинак), короткий железный скифский меч – др.-анг. ǽces «топор» и nǽcan «убивать».

σαγαρισ (сагарис), боевой топор, оружие скифов – др.-анг. sacu "война" и earh “стрела”.

Много собственных имен, географических названий и этнонимов скифо-сарматских времен также могут быть расшифрованы при помощи древнеанглийского или древнесаксонских языков. Все они сведены в Алано-англосаксонский ономастикон и ниже подаются из него некоторые выдержки:


Αγαθιρσ (agathirs), Αγαθιρσοι (Агафирс, агафирсы) – др.-англ đyrs (thyrs) „великан, демон, волшебник” хорошо подходит как для имени, так и для этнонима. Для первой части имени находим др.-анг. ege “страх, ужас”, а в целом „страшные великаны или демоны”.

Αναχαρσισ (Анахарсис) – др.-сакс. āno „без”, др.-анг. hors/hyrs (анг. horse) „конь” (т.е. „безлошадный”).

Βορυσθενεοσ (Борисфен), Днепр – др.-анг. bearu, род. п. bearwes „лес”, đion „расти, произрастать, развиваться.” Клюге восстанавливает германский корень последнего слова как đenh.

Βουδινοι будины, возможно даже „вудины”, по словам Геродота были жителями лесной страны. В таком случае, по смыслу и фонетически хорошо подходят др.анг. widu, wudu „дерево, лес”, совр. анг. wooden „деревянный”. В древнеанглийском слово wuden не зафиксировано, но по законам английской грамматики оно могло существовать и означать „лесной”.

Ιδανθιρσοσ (Идантирс), скифский царь – др.-анг. eadan „исполненный, удовлетворенный” и đyrs „великан, демон, волшебник”.

Несмотря на то, что часть англосаксов в какое-то время мигрировала на запад, немало их продолжало оставаться в Восточной Европе и есть основания с ними связывать "царских" скифов. Предпосылкой этому стало то, что какая-то часть англосаксов оккупировала местность на Донбассе, богатую залежами медных руд, что показывает скопление топонимов вокруг медного рудника Картамыш севернее Дебальцево. Взяв под свой контроль меднорудную промышленность и металлообработку, они добились экономического превосходства над разноязычным населением Северного Причерноморья и, как следствие, политического господства. Со временем они англосаксы во главе сарматкого союза племен под именем алан, о чем подробно говорится в статье "Аланы-англы-саксы", но здесь стоит упомянуть важное историческое свидетельсто о местоположении прародины англосаксов. Автор древнеанглийской поэмы "Видсид" сообшает сообщает, что прибыл ко двору короля остготов Эрманариха т.е. Германариха (IV в.) с востока.

Гунское нашествие заставило алан покинуть Северное Причерноморье. Одни двинулись в Западную Европу, другие отошли в Предказье, а еще одни мигрировали на север, распорошившись по Восточно-Европейской равнине. Продолжая играть роль лидеров среди народов Северного Кавказа аланы обосновали свое государство, известное в истории как Хазарский каганат. Эта тема рассматривается в статье Хазары, здесь же укажем только, что титулы правящей верхушки каганата расшифровываются при помощи древнеанглийского языка:

Верховный правитель в составе правящего дуумвирата был хакан – др.-англ. heah "высокий, великий" и ān "единственный".

Соправитель хакана шад – др.-англ. scead "тень".

Наместники на местах тудун – др.-англ. đeoden "король, господин".

Себя хазары называли "свитой посланника" (др.-англ. hōs "свита", ār "посланник, герольд, ангел"). Столицей каганата мог быть город, располагавшийся в дельте Волги на месте Суммеркента, упоминавшегося Гильомом де Рубруком в описании своего путешествия в восточные страны. В этом городе в то время жили аланы, т. е. англы (Рубрук Вильгельм де. 1957, гл.49). Хазарское название столицы, как и Волги, было Итиль (Атиль) от др.-англ. æđel "благородный, знатный, прекрасный". Другим большим городом хазар был Саксин (Хвольсонъ Д.А. 1869. 63).

Позднее аланы были числе многих народов, известных по летописям под общим именем половцев. На Северном Кавказе, а именно севернее Клухорского перевала, последние аланы в количестве "тысячи душ" еще оставались в конце 18-го ст., о чем сообщал путншественник и археолог Ян Потоцкий в 1797 г. (Цукерман К. 2005, 82). А в нескольких десятков километров от этого перевала, в долине Большого Зеленчука в 1888 г. была найдена каменная стела с надписью, которая может быть расшифрована при помощи древнеанглийского языка так: "Сакс Николай похоронен здесь обреченный к смерти предательской стрелой коварного слуги, украшен крепким столбом путь украшающим – подарил племянник Феофил". Возможно, здесь была могила половецкого хана Сакзя, у которого был брат Бегубарс, имя которого можно расшифровать при помощи др.-англ. beg “ягода” и ūfer “берег” (в целом “смородина”, ср. укр. порічки “то же”). Другими англосаксами среди половецких ханов могли быть Искал и Кытан (Подробнее об этом см. Зеленчукская надпись).

Аланы, распространившиеся по Восточно-Европейской равнине, оставили следы своего присутствия в более, чем 700 топонимов, среди которых наиболее распространненными являютя:

Первоначально англосаксы сосредоточились в междуречьи Волги и Оки. Испокон веков в этих местах проживали финно-угорские племена, а славяне продвинулись сюда только в конце первого тысячелетия н.э., но еще до их прихода здесь уже существовали города, названия которых свидетельствуют о том, что они были основаны англосаксами:

Муром, город во Владимирской обл. – др.-анг. mūr «стена», ōm «ржавчина».

Ростов город в Ярославской обл. – д.-анг. rūst «ржавчина».

Рязань – др.-анг. rāsian «обследовать», "изучать, испытывать".

Суздаль, город во Владимирской обл. – др.-анг. swæs «красивый, приятный, любимый», dale «долина».

На противоположном берегу Волги были сосредоточены поселения булгар, которые также переселились туда из причерноморских степей одновременно с англосаксами, но прибывающими туда из Хазарии и в более позднее время. События в Среднем Повожье в конце первого тысячелетия н.э. имели большое воздействие на историю всей Европы. После экономического сближения Хазарии с арабами мусульманские купцы из стран Арабского халифата стали посещать эту страну для меновой с местным населением с конца VIII века (Комар А.В. 2017, 61, 67). В обмен на меха соболей, белок, горностаев, хорьков, куниц, лисиц, бобров, козьи и конские шкуры, воск, мед, рыбий клей, бобровую струю, янтарь и невольников купцы предлагали предметы роскоши и серебро. Привлеченные возможностью быстрого обогащения сюда же стали проникать варяги из Скандинавии.

Активность варягов обеспечила приток огромного капитала в Западную Европу в виде серебра, о размерах которого можно судить по содержанию находок кладов на путях их торгово-грабительских походов. На этих путях єкспортно-импортные операции приносили торговцам баснословные прибыли, достигавшие 1000 % (Кирпичников А.Н. 2006, 34). Особенно прибыльной была торговля невольниками. О объеме денежной массы, находившейся в обращении в те времена можно судить по составу и количеству случайных находок кладов, содержащих монеты разной чеканки. Только кладов с куфическими дирхемами в европейской России насчитывается около 700 при том, что случаются находки с несколькими сотнями и даже тысячами монет. В в кладе, найденном в Муроме, в двух медных кувшинах содержалось 11 тысяч дирхемов VIII-X веков общим весом около 42 кг (Векслер А.Г., Мельникова А.С. 1973, 18). Такое обилие кладов говорит о том, значительная часть торгового капитала была сосредоточена в руках правящей элиты англосаксов, занимавшихся грабежом коренного населения и поставлявших варягам пушнину, невольников и другие товары. Очевидно, Ростов и Муром были административными центрами двух господствующих англосаксонских племен на территориях позднейших Владимиро-Суздальского и Муромо-Рязанского княжеств.

Русские историки, в частности, В.О. Ключевский не видят ясного ответа на вопрос, на какой почве выросла новая верхневолжская Русь (Ключевский В.О. 1956, 272). А С.М. Соловьев назвал падение Киева после взятия его Андреем Боголюбским в 1169 г. "событием величайшей важности, событием поворотным, от которого история принимала новый ход, с которого начинался на Руси новый порядок вещей" (Соловьев С.М. 1969. Книга II, глава 6). По логике вещей перехват "верхневолжской Русью" инициативы государственного строительства у Киева трудно объясним, если не знать прыстории. Со второй четверти и середины XI в. с развитием пути "из Варяг в Греки" начинаются тесные торгово-культурные и политические связи Киева с Византией. Таким образом Киев усвоил от нее опыт государственного строительства и развития государственных традиций. Там устанавливается династическое правление людей «готовых конвертировать экономическое преобладание в политическое господство» (Толочко Алексей, 2015, 314). В этом смысле область Верхней Волги оказалась подготовлена Киева. Сын великого князя киевского Владимира Мономаха, Юрий Долгорукий, став ростово-суздальским князем, использовал местный капитал для развития княжества путнм строительства новых городов. Для этого были нужны мастера и рабочие руки и он собирал людей отовсюду, но в основном с юга и предоставлял им немалую ссуду и оказывал другую помощь (Корсаков Д. 1872, 76). Никаких сведений, откуда он брал деньги, в летописях не сохранилось, но его преемники, очевидно, пользовались теми же источниками. Его сын Андрей Боголюбский уже укрепился настолько, что смог организовать захватнический поход на Киев приведший к его упадку. В походе участвовли 12 русских князей вместе присединившимися к ним половецкими князям и венграми, и чехи, и поляки, и Литва и многое множество воинства одновременно двигавшихся на Киев. (Толочко Петро . 1996, 123). Историки не находят видимых причин такого организованного похода с целью уничтожения столицы княжества, которое не могло быть враждебным абсолютно для всех его близких и далеких соседей. Объединение разнородных сил можно объяснить лишь намерением Андрея Боголюского, который только один имел достаточные средства для организации и финансирования всей этой грандиозной затеи. Боголюбский сам не стал княжить в Киеве, а посадил на княжение своего младшего брата, ставши таким образом основателем нового государства. Богатство, накопленное англосаксами, в течение веков, стало стартовым капиталом для начала формировании будущей империи.

Вполне понятно, что продолжающаяся щаяся экспроприация частной собственности у владельцев, необходимая для дальнейшего развития государства, не могла обойтись без конфликтов между Боголюбским и англо-саксонской знатью. Вражда закончилась заговором, в результате которого Боголюбский был убит. Через два года после убийства большая часть заговорщиков была казнена, и это не предвещало примирения владимирского княжеского правительства с англосаксами, имевшими большое влияние в Суздале и Ростове. Можно предположить, что, опасаясь дальнейшего притеснения и не в силах противостоять растущему Владимиру, вожди англосаксов сочли за лучшее увести большую часть своих соплеменников за Урал. Остальные пытались быстро уйти от Владимира и сосредоточились в Подмосковье, о чем свидетельствует скопление вокруг него англо-саксонских топонимов и само название Москвы (в надписи Moskov) от др.-англ. mos "болото", cofa "лачуга, шалаш". Другими наиболее выразительными топонимами являются следующие:

Деденево – д.-анг. dead «мертвый», eanian «ягниться, котиться».

Картино – др.-анг. ceart «пустошь, невозделанная общественная земля».

Картмазово – др.-анг. ceart «пустошь, невозделанная общественная земля», māga «сын, наследник», или maga «мощный, сильный».

Китайгород – др.-анг. ciete «хибара, будка"

Кунцево – др.-анг. cynca «связка, пучок».

Ладога – др.-анг. lađu «приглашение», др.-сак. -gā, др.-анг. -gē «местность».

Лыткарино – др.-анг. lyt «маленький», carr «камень, скала».

Мамыри – др.-анг. mamor(a) «глубокий сон».

Миусы, исторический район Москвы – др.-анг. mēos «мох, болото».

Пенягино – др.-анг. pæneg «монета, деньги».

Реутов – др.-анг. reotan «плакать, жаловаться».

Синьково – др.-анг. sinc «сокровище, богатство».

Фофаново – др.-анг. «пестрый», fana «ткань, платок».

Чертаново – др.-анг. ceart «пустошь, невозделанная общественная земля».


Некоторым названиям на карте расшифровки были даны выше, для остальных же предлагаются такие:

Последующее возвышение Москвы от небольшой деревеньки до уровня сволицы великой империи нельзя объяснить иначе, чем влиянием англосаксон на начало этого процесса.

Между тем, англосаксы за Уралом обосновали Пелымское княжество, существовавшее до конца XVI в. на месте скопления англосаксонской топонимии вокруг города Тюмени. Основу экономики княжества должны были составлять составлять меха как предмет торговли, отраженный в названии деревни Ніхвор, название которой можно связывать с др.-анг. neahhe "достаточный, обильный" waru "товар". Судя по топонимии, от Тюмени англосаксы двигались далее на восток. Для облегчения продвижения на путях сообщения они вынуждены были устраивать небольшие поселения для обеспечения кратковременного отдыха путников и лошадей в ночое время и в непогоду, устранения технических неполадок и пр. Такие поселения со временем получили названия ям и оно совсем не тюркского происхождения, как принято думать, а развилось из др.-анг. hām "дом, жилище", "домашний очаг". На таких станциях был небольшой обслуживающий персонал и они образовывали отлаженную систему, управляемую организовано. Такая практика распространилась по всей Сибири будучи позаимствованой многими народами. Оправдавшая себя организация передвижения заложила базу для колонизации Сибири и Дальнего Востока еще задолго до прихода русских. Все англосаксонские топонимы, отражающие путь движени яанглосаксов в Азии нанесены на карту в системе Google My Mape, скрин с которой подается ниже.

Тема колонизации Сибири англосаксами рассматривается отдельно, здесь же мы коротко остановимся на англосаксонском происхождении Ченгихана.

Со времени написания этих строк мало что изменилось. Как указывал Л.Н. Гумилев, единственными источниками, используемыми для восстановления событий ранней истории монгольского государства, являются официальная версия, прошедшая строгую правительственную цензуру, и сочинение неизвестного автора "Юань-чао би-ши" ("Тайная история монголов", иначе "Сокровенное сказание монголов").

Психо-соматические качества человека бывают унаследованными и приобретенными в процессе жизнедеятельности. Первоначально сформированные под влиянием окружающей среды, они передаются от поколения к поколению генетически а также другими механизмами, которые теперь изучает эволюционная психология:


Обзор восстановленной древней истории англосаксов позволяет говорить об определеном преимуществе англосаксов по сравнению с другими народами. Этот подтверждается историей средних веков и новой историей и к нему пришел Эдмон Демолен, публикуя книгу под тем ж названием, что и данная статья.

Причиной этому могут быть своеобразная этнопсихология, мораль, физические и другие качества англосаксов.


Психо-соматические качества человека бывают унаследованными и приобретенными в процессе жизнедеятельности. Первоначально сформированные под влиянием окружающей среды, они передаются от поколения к поколению генетически а также другими механизмами, которые теперь изучает эволюционная психология:


Генетика поведения изучает основы поведения и все, что с ним связано, – психические заболевания, склонность к разводу, политические предпочтения и даже чувство удовлетворенностью жизнью. Эволюционная психология ищет механизмы, посредством которых эти признаки переходят от поколения к поколению. Оба подхода предполагают, что в формировании поведения, мыслей и эмоций участвует природа и воспитание, но в отличии от практики двадцатого века нынче природе отдается предпочтение (Чиксентмихайи Михай. 2008. 89) .


В принципе это означает, что все народы имеют одинаковые шансы от природы на любые достижения во всех сферах общественной жизни, если воспитание подрастающего поколения будет проводиться целенаправлено. Однако следует признать, что некоторые народы изначально могут иметь отпределенные преимущества перед другими и поскольку будуще детерминировано прошлым, они могут сохранять это преимущество в течение многих столетий, если будут сознательно развивать некоторые качества сознательно. Имея это в виду, рассмотрим этнопсихологию англосаксов, следуя объяснениям Эдмона Демолена.


Англо-сакс уже не принадлежат уже коммунистической, а к партикуляристской формации, названной так потому, что вместо доминирования общины над личностью, личность преобладает над общиной, частная жизнь над общественной, и, как следствие, полезные профессии преобладают над либеральными и административными.
Такова реальная основа англо-саксонского превосходства.
Вся история Англии обозначена и объясняется медленной, но постоянной эволюцией саксов через плотную кельтскую и норманнскую оболочку. (Demolins Edmond. 1899: xii).

Указывая на различие между англосаксами и кельтами, ведущими общественный образ жизни, Демолен приводит в пример Австралию и Новую Земандию, где среди политиков преобладает шотландский и ирладский элемент. Привязанность к общественным принципам якобы затрудняет им проведение социальных реформ. Таким образом, не упоминая о природных условиях, в этом различии он подчеркивает стабильность устоявшихся черт этнопсихологии англосаксов и кельтов, несмотря на испольгование одного и то же языка.


Сакс, в отличие от кельта, прирожденный земледелец, благодаря географическим условиям своего прежнего проживания. Он прочно обосновывается на земле, которую он очищает и возделывает, и устанавливает свое жилище посреди нее. Его идеал — основа сельского поместья, в котором индивидуум совершенно независим от своих соседей и от политических вождей.


В этом случае предполагавется влияние природных условий на особенность психологии саксов. Прии этом Демолен неоднократно подчеркивает, что владение землей неизменно дает превосходство земледельцу над воином, чем и объясняет окончательные победы саксов над норвежскими и датскими завоевателями.

Тем не менее, Демолен видит определенное различие также между англами и саксами, подчеркивая такую черту последних: